Профессиональный журнал о макияже

Интервью с Томом Пешо (часть 1)

Удивительный мастер Том Пешо (Tom Pecheux) рассказывает о том, как пришел в мир макияжа, формировал свой первый кейс и стал частью творческой команды, вместе с которой поднялся на вершины фэшн-индустрии.

Оригинал на сайте models.com

Автор Janelle Okwodu

Перевод Кирилл Гущин

Фото из портфолио Тома Пешо взяты с сайта models.com

Будучи одним из самых влиятельных имен в мире бьюти, Том Пешо стоял за многими важными событиями в истории майк-апа. Сияющая принцесса Диана на обложке Vanity Fair, чернильно-черные губы на лучшем шоу Stefano Pilati для Yves Saint Laurent, загадочно блестящие модели на показах Tom Ford для Gucci – это лишь несколько моментов, в которых Пешо принимал участие. Его влияние явственно ощущается через глянцевые журналы и модные показы Нью-Йорка, Парижа и Милана, но не меньшее значение имеет его работа креативным директором легендарного косметического бренда Estee Lauder. Разрабатывая продукты и коллекции оттенков, Том Пешо незаметно сформировал то, как сейчас выглядят миллионы обычных женщин по всему миру, выполнив эту задачу со свойственными ему сдержанностью и изяществом.

Как начиналась ваша удивительная карьера в мире макияжа?

Мне было 19. Я только что переехал в Париж из сельской местности, где родился и вырос. Днем я работал в булочной, я и сейчас люблю готовить и печь, мне нравится, что моя выпечка объединяет людей. По ночам я исследовал город, посещая разного рода вечеринки и клубы. Однажды я встретил девушку, которая рассказала мне, что учится в школе макияжа, и я ответил: «Что? Школа макияжа? Есть люди, которые зарабатывают этим на жизнь?». Фэшн и мэйк-ап были повсюду, но я ничего об этом не знал. Прошло три месяца, но эта мысль по-прежнему сидела у меня в голове. И я разыскал ту девчонку и расспросил ее обо всем, а потом сходил в эту школу и просто влюбился. Родители были в шоке, когда узнали, но сказали, что если мне нужна поддержка - они рядом. Мне кажется, они почувствовали мою страсть. В школе нам дали список продуктов, которые необходимо было купить, а я понятия не имел, что это такое. Потом меня попросили сделать демонстрацию, и я, набрав на кончики пальцев немного помады, стал слегка касаться ими щек, просто повторяя то, что каждое утро делала моя мама. Но педагог закричала на меня, что так делать ни в коем случае нельзя, хотя это до сих пор один из моих любимых трюков для того, чтобы придать щекам немного здорового румянца. Через полгода я бросил эту школу, потому что там начались занятия по гриму и специальным эффектам для театра и кино, что, я был уверен, мне не пригодится, но все равно я очень любил эту школу и вспоминаю ее с радостью.

На ваш взгляд, индустрия с тех пор сильно изменилась?

Когда я начинал, я был на уровне основания пирамиды, это было скорее увлечение, чем работа. Было намного меньше журналов, плюс гораздо сложнее было сотрудничать на международном уровне, каждая страна жила сама по себе. То есть, общалось высшее общество, а для простых людей границы были очень сильны. Мне понадобилось некоторое время, чтобы вырасти. Поначалу я искал возможности поработать на модельных тестах, ведь многие девочки в жизни выглядят довольно скромно, но с прической и мэйком они становятся потрясающими. Денег там платили очень мало, хватало только на косметические расходы. Но так я смог собрать себе нормальный кейс, и вскоре меня начали приглашать на съемки для журналов.

Мой отец был виноделом, и в нашем доме никогда не было людей, близких к моде. Но в один прекрасный день ты встречаешь такого, он знакомит тебя с каким-нибудь фотографом или моделью, о тебе начинают узнавать, так я вышел на небольшое французское издание. Большие перемены начались после того, как я поработал вместе с Mario Testino и Carine Roitfeld. Один из них (не скажу, кто) не хотел связываться со мной, но другой убедил его (или ее). С того дня на протяжении 18 лет мы много снимали почти каждый день. Марио и Кэрин стали очень близкими друзьями для меня, а потом к нам присоединился Орландо Пита, и мы стали работать вчетвером. Мы выработали свой фирменный образ: крутая и беспечная девушка, которая наслаждается собой и своей жизнью, все очень гибко и эластично перед камерой. Этот лук стал визитной карточкой всех кампаний Gucci, а также Hermes и Burberry. Amber Valletta, Kristen McMenamy, Shalom Harlow, Kate Moss и Stella Tennant… это была большая банда, но все хотели нас, и мы делали очень много съемок. В это же время я начал консультировать L’Oréal во Франции.

Мы понимали друг друга, хотя иногда и спорили, никто не давил своим эго. Мы были командой, и если кому-то не нравилась чья-то идея, мы обсуждали ее, пока не находили решение, подходившее всем. Сейчас все изменилось, и мне иногда не хватает этой динамики, этой свободы, но, хотя мы больше и не снимаем так часто, мы все равно периодически работаем вместе или просто встречаемся, чтобы поужинать и поговорить.

Конечно, здорово иметь такое взаимопонимание с людьми в работе, когда знаешь, что твоему мнению доверяют.

Да, бывает, люди говорят что-нибудь вроде: «Ну, фиолетовые тени… мы не уверены, что это хорошая идея», но я знаю, что все равно покажу им фиолетовый, не важно, оставим мы этот вариант или выберем другой, они должны это увидеть. Именно так получилось, когда я сделал черные губы для шоу YSL несколько лет назад. Stefano (Pilati) говорил тогда: «Итак, мы должны подобрать какой-то цвет для наших губ, только я не знаю, какой именно». Я сразу предложил черный. Ему понравилось, но оставались сомнения: «Может, все-таки другой? Красный слишком абстрактный, розовый выглядит пошло, синий совсем не то… ок, ты прав, сделаем завтра по-твоему». Иногда вы можете быть не уверены в своем решении, но нужно все равно быть готовым поставить все на это. Поэтому так важно, с какими людьми вы работаете.

Так прекрасно, что вы рассказываете об этом шоу, я помню этот мэйк и прически – все выглядело сногсшибательно!

Должен признаться – хотя я люблю заниматься фэшн-съемками, больше всего меня увлекают именно показы. Когда ты видишь, как отдельные элементы, над каждым из которых большое количество людей работало месяцы, складываются в цельную картину – это удивительно. Какая одежда у нас есть, какие модели, какой мэйк-ап мы будем делать, какие волосы? Это паззл, и чтобы все сочеталось, мы все должны коммуницировать и находить общий язык. Для меня быть частью этого – большое удовольствие.

Продолжение следует.

Читайте также:

Интервью с Исамайей Френч (часть 1)

Выбираем карандаш для губ в категории масс-маркет.

Визажист: хобби или профессия?

Команда ICONFACE на крупнейшей выставке моды Collection Premiere Moscow (часть 2)

Вэл Гарланд: Жизнь в макияже, часть 2.