Профессиональный журнал о макияже

Интервью со Славой Чайкой

Визажист, стилист, художник, автор уникального стиля группы «The Hardkiss», мастер бодиарта... Если вы еще не слышали о нем - знакомьтесь, Слава Чайка! А если уже знакомы, то перед вами, пожалуй, самое откровенное и личное интервью со Славой, из которого вы узнаете, как рождается и чем живет истинный художник и фанат своего дела.

Текст Юлия Худякова

Фото из личного архива и портфолио Славы Чайки

Интервью было опубликовано в CHERRY 11 (ноябрь 2016 г)

Слава, расскажи, с чего все началось?

С детства я очень любил музыку, артисты безумно меня вдохновляли. В какой-то момент восхищение их творчеством привело меня к тому, чтобы начать создавать что-то свое. Сначала я просто сам себя разрисовывал, а потом пытался фотографировать на «Зенит» и «мыльницу». Это было лет 15 назад, в то время я был в старших классах. Жил в Кременчуге в военной «общаге». Как-то мы с подругой залезли на крышу дома, напротив – тюрьма «малолеток». У меня выбеленные зубной пастой волосы (это было частью задуманного образа), лицо разрисовано, футболка обрезана в виде «топа», и на груди нарисованна желтая цель… И вот подруга пытается меня «сфоткать», а ЗЭКи нам кричат: «Девки, раздевайтесь!». И когда они осознали, в чем дело, мы много чего услышали о нас, в частности обо мне и моем внешнем виде. Вот с этого, кажется, все и началось: вся эта любовь, вся эта боль, переживания, которые я выражаю через свое творчество. После школы папа мне сказал: «Или ты будешь пожарником, или зубным техником». Мне пришлось пойти на зубного техника, потому что там хоть как-то «рисуют» - моделируют зубы. Но, как оказалось, это было не мое, меня оттуда сотни раз выгоняли. Пришлось доучиться хоть кое-как, получить «корочку» для отца и убежать из дома ради своей мечты. Я начал танцевать в ночных клубах, познакомился с коллективом и предлагал везде свой бодиарт, говорил: «А вам не надо хостес разукрашивать?». Все думали, что я сумасшедший. Когда я рассказываю на мастер-классах свою историю, у всех поднимаются волосы дыбом. Мне кажется, однажды я напишу об этом книгу. Потому что она получится безумно интересной независимо от того, состоюсь я или нет. Сам по себе мой путь – это нечто.

У тебя есть образование именно в «make-up» направлении?

Я заканчивал курс Елены Юдиной в Днепропетровске. Ездил из Харькова три раза в неделю, чтобы обучаться. А до этого я пять лет был самоучкой, работал. Применял в своей работе театральный грим, подмешивал туда гуашь. Что я только ни делал для того, чтобы быть номером один в своем городе. Как-то я поехал на карнавал бодиарта в Одессу и там встретил девочку, которая сказала: «Тебе необходимо учиться у Юдиной». Елена Юдина – замечательный преподаватель, которая как раз и объяснила мне, что не нужно красить свою комнату в черный цвет. Что необходимо перейти из одной комнаты в другую. Что к людям надо быть ближе и выходить чаще… Потому что мы, творческие люди, можем в себе очень сильно заблудиться.

На протяжении года ты являлся ведущим визажистом Inglot в Украине. Что дало тебе это сотрудничество? Как-то изменилась твоя творческая жизнь?

Мне кажется, я больше дал Inglot, как бы эгоистично это ни звучало… Когда я приезжал в региональные города, мне всегда говорили, что я полностью поменял представление об этой марке в Украине. Очень много людей увидели, что гелевой подводкой можно делать арты, вообще закрашивать ею все лицо. Раньше как-то не осмеливались, а я брал и делал.

У тебя есть любимый продукт Inglot?

Есть! Это гелевые подводки.

Многие знали тебя до Inglot как Чайку, который полностью отвечает за образ «The Hardkiss». Сколько группа существует, лет пять уже?

Да, все эти годы я с ребятами с первого дня существования. И на гастролях, и на всех интервью и выходах. Это всегда какой-то обновленный «look», повод.

Как тебе приходят в голову идеи этих сумасшедших образов, причесок, макияжей? В чём концепция? И зачем?

Сейчас это происходит на автомате. Это очень интересно, на самом деле. Наверное, я вдохновляюсь своими коллегами, общением с интересными мне людьми. Кроме того, у меня есть внутренний стержень, свои взгляды и вкусы, и на их основе я каждый раз определяю, как группа должна выглядеть сегодня: сделаем ли мы акцент именно на макияж или на аксессуары, поведение и так далее. Я очень расстраиваюсь, когда говорят, что «Хардкисс» меня сделал. Ничего подобного! Они позвонили мне, когда только начинали, и просто сказали: «Мы электронная группа, хотим работать с тобой». Когда ко мне стали приходить выпускницы и говорить: «Мы не хотим макияж как у Бритни Спирс, хотим как Юлии Саниной», я понял - то, что я делаю, не уходит в никуда. Этот тренд возвращается ко мне, к человеку, который все это создал. Это очень классно! Это взаимно, и я очень сильно кайфую, когда публика приходит на концерты в париках, в каких-то образах. Есть два человека, которые даже сделали татуировки с Юлией Саниной! Многое из того, что создано мной для «The Hardkiss», нельзя назвать носибельным, это исключительно для сцены. Когда я сейчас достаю из кладовки головные уборы, которые я использовал тогда, надеваю на моделей, все говорят: «Боже мой! Как тяжело!». А Юля в этом одеянии пела часами. Было настолько огромное желание создать что-то новое, что мы просто закрывали глаза на эти все неудобства.

Ты делаешь make-up, иногда прически, вместе с дизайнерами создаешь аксессуары, стилизуешь, помогаешь снимать клипы…. Как ты все успеваешь?

Я, наверное, буду очень банальным в этом вопросе, но я прекрасно все успеваю именно потому, что я это все очень сильно люблю. Я готов терпеть плохое питание, ужасный график, но мне важно все довести до ума. Я фанатик своего дела. Но я сегодня далеко не за все подряд берусь. Сейчас для меня важно создавать продукт, с которым можно проснуться через два года, достать из-под подушки и посмотреть с удовольствием. А деньги я всегда смогу заработать. Мне очень интересно работать с какими-то заграничными командами, потому что они готовы подготавливать процесс технически. Если мы, например, снимаем 20 моделей, то предварительно работаем суточную смену для того, чтобы заранее понять, у кого шелушение, у кого аллергия, у кого пятки чешутся, и кто какую любит морковку. И тогда в день съемок на площадке все кайфуют. Однажды я работал с Анабэль Пэтит, это очень крутой визажист, мы снимали рекламу «Ферреро Роше». Было безумно интересно подсмотреть, что у нее там в кейсе. Мне очень понравилась ее простота, у них вообще всё так просто. Из серии «Что это за база?» - «Я работала на показе Chanel, мы эту базу делали специально для этого показа, хочешь я тебе отолью?». Я говорю: «Конечно хочу». А недавно поработал на съемках рекламы с одной известной во Франции девочкой, которая работает моделью и снимается в главных ролях. Она такая бледная-бледная, на ней все вены видно. И моя задача была все это перекрыть тональной основой так, чтобы это выглядело очень естественно. Был самый жаркий день в году, и мы выезжали на пляж, чтобы сделать всего один кадр. И помимо того, что я ее красил, мне нужно было в процессе съемки надевать на нее гетры, держать зонтик, чтобы она не сгорела. Вот это моя миссия как мейкап-артиста была.

Ты активно разъезжаешь с мастер-классами по Украине и России. Скажи, пожалуйста, русская публика отличается от украинской?

Она очень сильно отличается от украинской публики. Как оказалось, в России меня даже больше знают, чем в каких-то региональных городах Украины. А люди у вас более требовательные, они «гуглят», к кому идут, а не просто так, как многие в Украине – «подруга сказала, что Чайка классный, пошли за компанию». А в России из тебя как из фокусника тянут по платочку, по платочку. Я считаю, что это круто. Если бы я сам пришел на мастер-класс, я бы с огромным удовольствием что-то спрашивал, не боялся бы тупить, потому что это же нормально! Мне кажется, что все наши минусы в жизни на самом деле делают нам огромный плюс.

Ты был участником перфоманса «Crazy Time» в Москве, когда визажисты собирались, чтобы не только посмотреть на тебя как на учителя, но и пообщаться на уровне визажист-визажист. Какие впечатления у тебя остались от этой тусовки?

Мне очень понравилось, что не спрашивали про то, какую базу под макияж я беру, а спрашивали: «Какое блюдо ты любишь?». Люди осознали, что необходимо вычислять в преподавателе – они наблюдают за тобой, как за личностью. Было приятно видеть, что все довольно открытые, классно ко мне относятся, все очень и очень по-домашнему!

У вас такого нет? Все не такие домашние?

К сожалению, пока самый частый вопрос, который я слышу, когда приезжаю в любой город Украины: «А есть ли у вас косметика «Ателье» в кейсе?». Многие почему-то заканчивают курсы и все, им достаточно. Мне все чаще говорят: «У вас в Украине непаханое поле». А ты попробуй, вспахай…

За чьим творчеством ты следишь?

Исамайя Френч – моя любовь. Я ее нашёл очень давно, еще до этого бума, который вообще всех посетил. До сих пор некоторые визажисты говорят: «В чем прикол, я так и не понял. Это же, по-моему, трэш». Я говорю: «Ну вот не поняли - идите дальше». Что тут можно еще сказать… Знаете, как Линда пела: «Белое на белом заметим только мы». То есть ты это видишь, я это вижу, ты это чувствуешь, я это чувствую, как я могу заставить человека чувствовать что-то другое? Исамайя вдохновляет меня как личность, как очень приятный человек, и вообще - мне нравится за ней наблюдать, помимо ее работы.

А СНГ? Ближнее зарубежье?

Дарья Холодных. Очень нравится Томина. Из наших –Наташа Стрильчук. Но мы совершенно непохожи, даже не инь-янь, белое-черное, мы вообще две разные акулы.

Что для тебя самое сложное в профессии визажиста?

Мне иногда было сложно с клиентами. Когда ты хочешь сделать человека крутым, классным, прогрессивным, а он не понимает, что через два года так будут красится…вот это меня всегда обижало. Неужели они думают, что я трачу свое время на то, чтобы сделать какую-то ерунду? И в конце съемки они говорят: «О, круто! Будешь меня всегда красить теперь». На что я всегда отвечал: «Аривидерчи». Все, мне неинтересно., Как говорит моя бабушка: «Вы скисли у меня на глазах». Хотя работа визажиста и стилиста - это не только сделать «make-up», подобрать вещи, но еще и подойти к этому всему как психолог, подготовить человека перед концертом, перед кадром, морально и физически.

Чего ты хочешь в будущем?

Очень сильно все просят школу. Планы на будущее, скорее всего – расширять горизонты, какими-то новыми высотами себя баловать. Или удивлять, или доказывать себе. Какой-то, может быть, косметический продукт создам. Мне бы так хотелось…

Каким из своих достижений ты гордишься больше всего на данный момент?

Я думаю, что мои главные победы еще впереди! А так, наверное, это моя работа над собой. Мне кажется, что за последние два года я начал себя любить. Еще больше любить то, что я делаю. Точнее, появилось какое-то понимание глобальное. Я смотрю на работы, которые делал десять лет назад, и понимаю, что сейчас я в жизни бы так не стал красить. Но благодаря этим работам построилась эта лестница вверх.

Что ты пожелаешь новичкам? У тебя уже было два базовых курса, и ты понимаешь, кто это такие, совсем-совсем новички, птенчики.

Новичкам я советую определиться по поводу любимых визажистов. И все-таки понимать, какой «message» вы вкладываете в то, что делаете. Ни в коем случае нельзя просто «баловаться», потому что это все связано с огромным творчеством. Стать визажистом - это не просто накупить косметики и какой-то там курс пройти. Это действительно огромный путь, большое плавание. И перед этим необходимо осознать, кем ты хочешь быть и что ты хочешь сказать. А после этого – вперед! Все будет хорошо!

11 мая состоится мастер-класс Славы Чайки в студии Chilly Dash

Запись и вопросы chillydashstudio@gmail.com

whatsapp 89856332622

Читайте также:

Тренд на помады необычных оттенков (часть 1)

Flower Story

Beauty Vintage

Hollywood make up tour 2016

Кабуки: больше, чем просто краткая биография (часть 2)